Category: медицина

Гришка и Митяня.

Что ж за тишина такая, прямо невыносимая - думал Гришка. Хоть бы собака какая завыла, птица чирикнула, или громом небо разразилось. Куда все делись? Чего притихли? Вся деревня...
Так думал Гришка, отходя от окна. Но сев напротив Митяни, стал вдруг вглядываться в его лицо. Знакомое с детства, и, как оказалось, совсем не знакомое. «Как это его т а к!?...»
- Скажи, Митяня, чтой-то мы и в прошлый раз опять с собой не покончили? Я уже и не помню…
- …забыли про решение…
–Да уж в который раз забываем. Ничего в жизни не меняется… Значит и решение менять не будем.
Подумав, сказал: «А то Верка всё напоминает: « Покончу, покончу…а сам только пуще пьёшь и не сдохнешь никак.» Вот перед Веркой – то и стыдно. Будто вру, как не мужик. А Варюшка только шепчет: «Не говори так, мам. И не думай тоже! Мне папку жалко. Он нас даже не побил ни разу.»
Вот кто будет цветы на могилу носить. Придёт с ромашками, постоит. Небось, платье в незабудках наденет …

На немытом Гришкином лице, сквозь слёзы и пот, вдруг нарисовалась радость. Он кривил в улыбке рот. Варюшку представлял. Едва повернув голову в сторону друга, сказал соболезнуя:
- А к тебе никто не придёт. Кроме Жучки твоей.

И Митяня, как сквозь туман, разглядывал Гришкино лицо, по глубоким морщинам которого куда-то за уши растекались нескончаемые слёзы. И так горько стало Митяне, что друга больше не увидит, и как представил свою одинокую могилу…и верную Жучку, сидящую то на мокрых листьях, то на снегу, что, помолчав, сколько надо, чтоб не задохнуться, сглотнул и почти шёпотом сказал:
- А может нас в одну яму положат?
- Нее, Митяня, не надейся. Люди ведь наши злые. Не додумаются. Давай пей. А то не забудемся.

– Пей, пей… Господи! – шептал сам себе Митяня. Только бы не проснуться в вытрезвителе или в больнице… В прошлый-то раз врач так и сказал, что я стоял на краю могилы, но меня с края вытащили в жизнь
Шевелил губами, а сил говорить не было. Помолчал. И, чуть придвинувшись к Гришке, совсем медленно продолжил:
- И велели следить за аппаратом.- Ишь ты! Так и сказали, что, если не удержусь, - прямо в могилу! А аппарат этот - кости мои. Скелет мой. Чтой-то двигает, на чтой- то опирается. А следить как, не сказали. Не пить сказали. А вот кааак не пить, промолчали… руками развели.» В жизнь вытащили…и всё…

Вечер подбирался-подбирался, но настал вдруг. За окном задождило, застучало по стёклам, прогнав тишину. Запасы от Машки Собаки ещё двумя бутылками стояли под столом. После закрытия магазина прям на коленях молили не оставить без горючего. Машка так и сказала: « Такого вы ещё не пробовали. Только сегодня принесли. Новейшее. Ещё сама не пригубляла.»
Содержимое не то сластило, не то горчило… Да какая разница, чем забыться!

- Помнишь, как мы хотели … ну, как её…? Помнишь?
– Не, не помню… ты наливай. Руки мои совсем… того…что-то я хотел…хотел… Аа! Ты ж мне друг ещё с первого класса… вот. Ты без меня не умирай.
– Нее! Не сомневайся! Уйдём от них всех вместе. Умирать лучше в среду. Погудят до воскресенья и забудут.

Пили медленно и без разговоров. Митяня сидел с открытым ртом, пить ему уже не было надобности, но Гришка честно вливал, поделив по гранёным поровну. Какая-то мысль одолевала Гришку назойливо. Мучила и не давали забыться.
- Митянь, я у тебя останусь. Только боюсь это…как его…обоссусь. Я у порога клеёнку подстелю.
Помолчал.
- А она всё, родить хочу, да родить! Слышь, говорю я ей, Митяня: ссусь я! Какого сына, говорю, тебе надо? Мне сын-собутыльник не нужен. А другого и не будет. Я этот род и закончу! Так и сказал ей!! Очень все страдали…
Что ли, спишь, Митяня?

Двигательный аппарат склонил голову Митяни в опорный – миску с квашеной капустой. Одна квашенка попала в ноздрю, и Митяня стал взрывать своим чихом содержимое миски, пока не затих.

Сгорбившись, Гришка держал голову жилистыми застывшими руками. Локти впились в край стола. Открытые глаза его смотрели на мокрый пол под табуреткой.

Хоронили друзей под воскресенье.
Машку Собаку днём позже.

ЧЕЛОВЕК БЕЗ СУДЬБЫ .

В августе у меня рождаются песни, происходят потери и приобретения, часто настигает и нездоровье. Но поражают августовские судьбоносные встречи...

Более сорока лет тому назад я увлеклась учением ОШО. Информации в России почти не было, но друзья-журналисты привозили мне из Индии драгоценные её крохи. Мы даже вместе печатали "самиздат" на тему духовного здоровья. Потом появились увлечения другими учениями, но идеи ОШО все эти годы были в базе моих размышлений, фундаментом  темы.
Вот только одно обстоятельство мне не давало покоя. В учение ОШО говорится о том, что все наши беды "от ума"... и именно - нездоровье. В прошедший август оно меня и навестило, как никогда! Я не побродила всласть по Санкт-Петербургу, самому любимому городу после Иерусалима,  большую часть пребывания просто страдала от болей, пока не пришла навестить художника-друга Сашу Кравчука, у которого в это время находился ш а м а н по имени Тумен-Баир Бадмаевич.  Буквально с порога, поняв, что Баир, в переводе с иврита - с в е т л ы й , я протянула ему для знакомства свои ноги, в количестве двух, не сомневаясь.


* * * * *



Collapse )

ПРОЧИТАЛА РУБАЛЬСКУЮ И БЫСТРО К ЗЕРКАЛУ !!!

Всё именно так...но я почему-то не чувствую..
Годы идут, годы движутся,
Челюсть вставлена, трудно дышится .
Гляну в зеркальце - одна кручина,
Шея в складках, лицо в морщинах
Туфли куплю, в журнале копия,
Носить не могу - плоскостопие,
Вдаль не вижу, вблизи как безрукая,
Не то дальнозоркая, не то близорукая.
И слух стал немного ниже,
Пошлют подальше, иду поближе.
Нам Пушкин пел очень упорно:
Любви все возрасты покорны,
Мол, и в старости на любовь есть сила.
Но я вам скажу , не тут то было!
Хочу кокетничать глазки в пол,
А лезу в сумочку, где валидол.
К мужчине в объятья хочется броситься
Да мешают очки на переносице.
А память стала низкого качества-
Зачем легла к нему, забыла начисто.
Одно утeшение со мной повсюду:
Я хуже, чем была, но лучше, чем буду!

...неужели это всё правда?...

НЕОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО !





Это снимок нерождённого младенца, его возраст - 21 неделя и  его оперирует хирург по имени Джозеф Брюнер.
 Младенцу был поставлен диагноз Spina bifida*, и он бы не выжил, если бы его извлекли из утробы матери. Поэтому хирург вынимает матку посредством кесарева сечения и  делает на ней небольшой надрез, чтобы прооперировать младенца не вынимая  его из матки. Когда доктор Брюнер закончил оперировать маленького  Сэмюэля, малыш высунул свою крохотную, но полностью развитую ручонку  через надрез и крепко схватил хирурга за палец.  Доктор Брюнер говорит, что это был самый волнующий момент в  его жизни, в этот момент, посреди операционного процесса, он буквально окаменел и не мог пошевелиться.
 Издатели озаглавили этот снимок "Рука надежды". Текст под фотографиейгласит: "Крошечная ручонка 21-недельного  зародыша Сэмюэля АлександераАрмаса появилась из утробы матери, чтобы схватить за палец доктора Джозефа Брюнера, как бы для того, чтобы  поблагодарить доктора за дар жизни." Мама маленького Сэмюэля сказала,  что они "плакали несколькодней, когда увидели эту фотографию. Этот снимок напоминает нам, что моя беременность это не болезнь или  физический недостаток, это маленький человечек." Сэмюэль родился  полностью здоровым, операция прошла со 100% успехом. Сейчас Сэмюэлю 7 лет. * Spina bifida - это врождённый неизлечимый дефект позвоночника, при котором человек не способен прямо держаться и нормально ходить. Однако хирургическое вмешательство на стадии  формирования позвоночника, когда младенец ещё находится в утробе матери,   позволяет полностью устранить этот дефект.

НЕ ВЕРЮ ГЛАЗАМ СВОИМ !!!

Вы уже поставили +1 этой странице. Отменить
Московский Институт Обогащения Урины 2002 г. НАША ПРОДУКЦИЯ. С 2000 года наше предприятие успешно занимается реализацией Русской мочи ...

    ЛОПУХА (ПОПКОВА) АНТОНИНА ПЕТРОВНА


    22 июня 1941 года , ровно в четыре часа... А  24 июня  маме исполнилось 16  лет. Через два месяца первая похоронка  с фронта. Погиб брат. Через неделю - вторая. Не стало отчима. Решение  ухода на фронт пришло без колебаний, но бабушка об этом узнала из письма, которое мама написала  ей уже  с
    фронта, куда ,непонятно как добралась, и долго ,пытаясь , как она говорила, " пристроиться" в какой-нибудь госпиталь.  Через несколько месяцев скитаний в поисках возможности , судьба подыграла и , от безвыходности положения  (" не хватало рук ") , в мае 42 года  мама была принята  "на работу".
     
                                
    Collapse )